• 5/13

Есть два рода законов: одни — безусловной справедливости и всеобщего значения, другие же — нелепые, обязанные своим признанием лишь слепоте людей или силе обстоятельств. Того, кто повинен в их нарушении, они покрывают лишь мимолетным бесчестьем — бесчестьем, которое со временем падает на судей и на народы, и падает навсегда. Кто ныне опозорен — Сократ или судья, заставивший его выпить цикуту?

Не требуй прав человечества, не то первый позовешь на помощь закон.

Лучшие законы рождаются из обычаев.

Единственный способ заставить людей в России соблюдать законы, это узаконить воровство.

Подан проект нового закона — “Не убий и не укради”. В третьем чтении депутаты его одобрили, но приступили к выработке поправок: сколько не укради…

Беззаконие никому не может быть зачтено в заслугу, не может вызвать к себе уважения.

Значение нравственного закона до такой степени обширно, что он имеет силу не только для людей, но и для всех разумных существ вообще.

Закон, живущий в нас, называется совестью. Совесть есть, собственно, применение наших поступков к этому закону.

Нет между людьми закона более нравственного, чем закон власти и подчинения.

Законы нужны, чтобы страхом перед ними человеческая дерзость обуздалась и чтобы спокойно существовала между негодными невинность.