• 7/10

Опыт давно уже приучил народ быть благодарным своим правителям за то, что они ему не причинили всего того зла, какое они могли ему причинить, и обожать своих правителей, когда народ им не ненавистен. Глупец, которому повинуются, может, как и всякий другой, карать преступления — настоящий государственный деятель умеет их предупреждать; он утверждает свою достойную уважения власть не столько над поступками, сколько, в большей еще мере, над волею людей.

Самый сильный никогда не бывает настолько силен, чтобы оставаться постоянно повелителем, если он не превращает своей силы в право, а повиновение ему — в обязанность. Отсюда — право сильнейшего; оно называется правом как будто в ироническом смысле, а в действительности его возводят в принцип.

Учитель должен обладать максимальным авторитетом и минимальной властью.

Власть — такое же искушение для монарха, как вино или женщины для молодого человека, как взятка — для судьи, деньги — для старика и тщеславие для женщины.

Женщины не более нравственны, чем мужчины, но меньше испорчены властью.

Власть развращает, а отсутствие власти развращает абсолютно.

Даже когда власть имущий хочет сделать добро одному человеку, он неизбежно причиняет вред другому.

Власть одного человека над другим губит прежде всего властвующего.

Церковь. Все это слово есть название обмана, посредством которого одни люди хотят властвовать над другими.

Членам палаты общин сказать нечего, о чем они и говорят.