• 1/4

Если имеется подходящий народ, можно сделаться вождем народа.

Глубже она идти не может. Само содержание народной воли не интересует демократический принцип. Народная воля может захотеть самого страшного зла, и демократический принцип ничего не может возразить против этого.

Самодержавие народа — самое страшное самодержавие, ибо в нем зависит человек от непросветленного количества, от темных инстинктов масс. Воля одного, воля немногих не может так далеко простирать свои притязания, как воля всех.

Почти чудовищно, как люди могли дойти до такого состояния сознания, что в мнении и воле большинства увидели источник и критерий правды и истины!

Если народ бунтует, то не от стремления взять чужое, а от невозможности сохранить свое.

Не могу взять в толк, каким образом можно предъявить обвинительный приговор всему народу.

Народ, подобно ребенку, может только плакать или смеяться. Хорошо различаешь, радуется он или страдает. Но чему он рад и что у него болит — часто трудно узнать.

Все мы — народ, и правительство — тоже.

Гений, дух, характер народа проявляются в его пословицах.

Светские люди не говорят о таких мелочах, о каких судачит народ, но и народ не интересуется таким вздором, каким заняты светские люди.