• 3/5

Грех, совершенный ради нас, не может быть тяжким.

Естественная тенденция человеческой души — охрана собственного "я". Каждый, заглянув внутрь себя, может увидеть каталектическую силу этой тенденции, а результаты ее у всех на виду. Мы хотим быть богаче, красивее, умнее, сильнее, любимее и, по видимости, лучше, чем кто либо другой.

Эгоисты вместо “Отче наш” говорят “Мой бог”.

Эгоисты — единственные наши друзья, с которыми мы дружим бескорыстно.

Эгоизм ненавистен, и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти.

“Зачем, — говорит эгоист, — стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало?” — Несправедлив ты, безумец! Потомство сделало для тебя уже то, что ты, сближая прошедшее с настоящим и будущим, можешь по произволу считать себя: младенцем, юношей и старцем.

Эгоист подобен давно сидящему в колодце.

Чем более мы холодны, расчетливы, осмотрительны, тем менее подвергаемся нападениям насмешки. Эгоизм может быть отвратительным, но он не смешон, ибо отменно благоразумен. Однако есть люди, которые любят себя с такой нежностью, удивляются своему гению с таким восторгом, думают о своем благосостоянии с таким умилением, о своих неудовольствиях с таким состраданием, что в них и эгоизм имеет смешную сторону энтузиазма и чувствительности.

Прошедшее для эгоиста — пустота, настоящее — пустыня, будущее — ничтожество.

Любовь — это эгоизм вдвоем.